21.01.2016: Нина Долгих и СКОМОРОХ


Нина Долгих, «Самое важное»

Стихотворение написано дольником, производным от амфибрахия (первый сильный слог стиха – второй по счёту). В каждой строке четыре сильных слога. Дольник – форма чисто тонического стиха, которая образуется из трёхсложного силлабо-тонического размера, когда в случайных местах интервалы между сильными, которые состоят из двух слабых слогов, заменяются на один слабый слог (иногда говорят «стягиваются в один слог»). Дольники достаточно разнообразны по ритму. Здесь сравнительно редкий дольник с очень большим количеством стяжений, настолько большим, что некоторые строки звучат как строки двухсложного размера (т.е. ямба).

Строфа – четверостишие, перекрёстная рифмовка АбАб (чередуются женские и мужские рифмы), один раз – А’бА’б (вместо женской рифмы – дактилическая). Строфы законченные, и по смыслу, и синтаксически. Даже половины строф законченные, и, что не очень часто бывает, подавляющее большинство отдельных стихов (в прошлом разборе, кстати, было что-то похожее).

Первое, что хотелось бы сказать по тексту: в конце его наличествует комментарий о посвящении родителям. Я бы обязательно перенёс его в начало, тогда текст воспринимается легче, и присутствующие сейчас элементы ребуса исчезают сразу.

Пусть эти звёзды уже остыли,
И след их жизни в душе моей.

На мой взгляд, использование «И» не вполне правомерно (по логике напрашивается «НО»). «И» требует во второй строке чего-то типа «только в душе моей». Честно говоря, я бы вообще написал «Их свет остался в душе моей». Правда, тогда, возможно, логичнее было бы писать «погасли», а не «остыли», но это, если и шероховатость, то на порядок меньшего масштаба.
Не рядом вы, но научили
А здесь уже противопоставление звучит, на моё ухо, чуть размыто. Возможно, эта размытость создаётся не столько временнЫм несоответствием (оно не криминально: не рядом сейчас, но научили в прошедшем, это только лёгкий звоночек), сколько сочетанием его с очень простой рифмой, несколько портящей звучание. Вообще о рифмах в этой строфе – в конце строфы.
Жить настоящим, ценить людей.
Рифмовка очень проста. Казалось бы, такая рифмовка уместна там, где хочется создать ощущение подчёркнутой искренности и безыскусности, оно во многом и присутствует (искреннее обращение к серьёзной и печальной теме, актуальной почти для каждого на определённом этапе жизни, способствует). Но, на мой взгляд, РИФМОВКОЙ это ощущение не создаётся. Разумеется, здесь вряд ли будет уместно устроить игру виртуозными рифмами, характерную, например, для юмористической поэзии. Не тот жанр, не та тема: в траурной музыке, а здесь присутствует траурность, не место пляскам и тем более выплясываниям. Но всё-таки более продуманный подход к рифмовке мог бы не только не уменьшить трагичную искренность строк, а, напротив, усилить её.

Качнётся мир и распадётся
На миллиарды простых частиц.
И, вот на небе всё то же солнце,

Первая запятая не нужна. Вторая не очень совместима с троеточием в начале следующей строки.
…Нет только больше любимых лиц.
По замыслу – глубоко трагичная строфа, и этот замысел, несомненно, звучит. Но реализацию хорошо бы доработать. Пожалуй, «то же солнце» после того, как мир распался, требует более явно прописанного перехода. Возможно, «НО» и какой-то паузы. «Но смотришь – в небе всё то же солнце…»? А может, и чего-то другого. «И глянешь – в небе всё то же солнце»? Надо искать.

Взорвётся в теле тротила масса,
И унесётся шальная ввысь.

Здесь фраза построена так, что понять слова можно следующим образом: в теле взорвётся шальная масса тротила, которая унесётся ввысь. Едва ли автор о том. Не могу сказать и того, что мне нравится использование здесь массы тротила (слово «масса» кажется искусственным, его используют в разговоре о тротиловом эквиваленте взрывных устройств, но здесь оно звучит довольно странно), тем более с перестановкой слов.
Что «время лечит»- увы, лишь сказка.
Рифма немного подкачала.
И режут душу слова «держись!».

Зачем свободой напоен воздух?
Зачем снежинок здесь кутерьма?
«Здесь» – кажется, просто заполнитель пространства, да и ритмически оно не очень удачно. Я бы его вообще выбросил: «Зачем снежинок кутерьма» вполне вписывается в схему дольника (с пропуском ударения на У, т.е. в слове «кутерьма» будет два сильных слога). То, что строка становится по ритму ямбической, не должно смущать, это в целом характерно для выбранной автором ритмики, как я уже писал в самом начале разбора. Дольники многолики, и тот дольник, который выбран здесь, вполне такое допускает.
На небе гаснут с рассветом звёзды.
Как не сойти мне без них с ума?

Пожалуй, есть некоторое ощущение тяжести от пяти односложных слов в строке.

Впустую слёзы и сожаление,
Может, написать «напрасны» вместо «впустую»?
И в горле горечь – полынь-трава.
Что толку в позднем души прозрении,
Кричащей: «Как же я не права!»?

Здесь несколько сломан синтаксис. Душа с прозрением переставлены, из-за чего формально не получается отнести последующий оборот к душе, хотя по смыслу только к ней и получается. «Как же я не» – скопление односложных слов, но не являющееся серьёзной проблемой.

Терзают сердце вина и горе,
Ничто не сможет смягчить мне боль…
Как важно слово сказать простое,
Порядок слов не идеален. Иногда такое допустимо, но здесь, на мой взгляд, не звучит. Возможно, из-за несовершенной рифмы: в звучании стиха всегда всё взаимосвязано, и разделить множественные причины того или иного эффекта трудно.
Как важно близким дарить любовь.

Обе рифмы в строфе, на мой взгляд, не очень удачны.

Что можно сказать в заключение? Стихотворение искреннее и трагичное. Нельзя сказать, что оно не получилось. Но очевидно, что над словами в нём можно и нужно работать, причём достаточно много, чтобы из замысла возникло именно то, что хотелось. И хотя то, что хотелось, сквозь слова уже видно, труд предстоит ещё большой. Возможно, в конце было бы хорошо чётче обозначить некий катарсис, но, опять же, нельзя исключить, что при более аккуратных решениях в последнем четверостишии (первой стоит исправить рифмовку) звучание его совсем изменится, и финальный аккорд (намёк на который есть) прозвучит в полной мере.

СКОМОРОХ, «Вечер пожирает краски»

Пятистопный хорей. Строфа – пятистишие ААААб, причём последние стихи строф зарифмованы между собой (скорее всего, первая – со второй, а третья – с четвёртой, поскольку, хотя четвёртая с первыми двумя рифмуется, между второй и третьей рифма не складывается; третья с четвёртой тоже имеют более слабое созвучие, но уха оно не режет). Рифмы же в первых четырёх стихах строфы – диссонирующие (отличается ударный гласный), причём, как и положено хорошим диссонансным рифмам, богатые, к тому же ударный гласный аккуратно меняется в течение всех четырёх строк без повторений (например, в первой строфе рифмуются звукосочетания «раски-рыски-рески-роски»). Непривычному уху это может показаться не рифмой, но после прочтения окончаний подряд её можно почувствовать. Вообще, как и со всякой необычной рифмой, для восприятия этого вида созвучий нужно тренировать ухо. Секрет в том, что не надо пытаться услышать привычную рифму. Созвучие тут сильное, связывает зарифмованные стихи отчётливо, но иначе: звучит оно отлично от рифмы классической. Мне сейчас на память кажется, что самым первым автором, применившим такую рифмовку не как разовый курьёз, а как основу для стиха, был Даниил Андреев (см. «Железную мистерию»), но точно сказать трудно.

Вечер пожирает краски,
Оставляя лишь огрызки,

Образ, пожалуй, брутальный. Но дело вкуса.
Дня затейливые фрески
Стали серы и неброски.
Тень окутывает Мир.

Но изменчива картина
Словно барышня фортуна,
В интервале полутона

Имеется в виду музыкальный интервал «малая секунда» (самый маленький в европейской музыке)? И смысл тогда – «быстро, в мгновение ока»? Довольно трудно уловить.
Твёрдой поступью титана
Заявилась ночь на пир.

Власти ночи нет предела
Звёзды у её престола,
Тьма вокруг всё поглотила.

Здесь дефект ритма на «всё».
Белый свет уснул устало,
В завтра взор свой устремил.

Не вполне уверен насчёт «уснул устало», да ещё и устремив взор в завтра. Понять можно, но всё-таки несколько сложновато. Да и «свой» на слабом слоге вызывает вопросы.

Но и царство тьмы не вечно,
Утро вслед идёт привычно,
Песнь его светла и звучна.
Пробуждая всё досрочно,

А почему досрочно (ну, кроме рифмы, конечно)? Разве есть в этом какая-то досрочность?
Солнце всходит как кумир.
Нужна запятая перед «как»: сравнение. Есть нежелательное созвучие: «каку мир». Слово «кумир», видимо, употреблено в современном разговорном значении, поскольку в традиционном варианте это синоним слова «идол», но почему бы и нет?

В общем, закавыки есть. Может быть, там, где четвёртую диссонансную рифму пришлось вставлять насильственно и не вполне по смыслу, ограничиться тремя, и не беда, что размер строфы будет колебаться?