04.02.2016: VESTA и Денис Игоревич


Я – это Я, а ты – это ТЫ.
Я делаю свое дело, а ты – свое.
Я живу в этом мире не для того,
чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
А ты живешь не для того, чтобы соответствовать моим.
И если мы случайно нашли друг друга, это прекрасно.
Если нет, этому нельзя помочь.

Ф. Перлз

При просмотре комментариев под критикой иной раз поражаешься количеству откровенно агрессивных. Их авторам почему-то всё время кажется, что мотив критика – показать себя и унизить кого-то. Много умных слов – выпендривается. Осмелился предложить альтернативный вариант текста – самоутверждается. Заговорил о теории – умничает. Дорогие друзья, а Вы не хотите, хотя бы теоретически, допустить существование иных мотивов? Критику есть, что рассказать (и нравится рассказывать), кто-то из его слов считает возможным чему-то научиться, некоторым интересно это послушать и обсудить. Авторы шлют стихи на критику и обычно благодарят за разбор. Заинтересованные есть, и этим заинтересованным в целом происходящее кажется полезным. Этого достаточно, чтобы критика имела место в том виде, в котором есть. Именно ради этого критику приходится в каком-то смысле «выходить к рампе», а вовсе не для того, что некоторые предположили. Не нравится, ненавидите – пролистывайте. Мне вот тоже многое в альбоме не нравится – ничего, пролистываю и не возмущаюсь: не противоречащая никаким правилам жизнь окружающих – их право. Словом, если мы друг друга не нашли, этому нельзя помочь, но не мешать друг другу теоретически можно. Вопрос: почему же некоторых происходящее (не имеющее к ним отношения) уж настолько задевает и беспокоит, что даже мимо пройти не получается?

Но, впрочем, перейдём к разбору.

VESTA, «Другое измерение»

Пятистопный ямб без цезуры, четверостишие АбАб (женская и мужская рифмы чередуются, рифмовка перекрёстная). Рифмовка очень убедительная и уверенная, грамматических рифм мало (для тех, кто не читал прошлых обсуждений: грамматическая рифма – это не плохо, плохо, когда автор не научился находить ничего другого и использует сплошные грамматические рифмы просто от неумения; естественно, это не случай данного стихотворения: здесь рифма достаточно искусна). Большинство рифм вполне соответствуют критериям рифмы середины XIX века, исключение – «скоро(скорый):сорок», которая может считаться современной (неточное созвучие, но обилие совпадающих звуков, да ещё и сходство общего образа слова). Часты сильные созвучия («маЛИНЫ:дЛИННЫй»).

Температура, жар. Почти что сорок.
Четвёртый день лежу в полубреду.

Интересно: стих звучит довольно тяжело за счёт разбивки первой строки на две фразы и перечисления температуры и жара с запятой между ними. И это не корявость, корявости в помине нет. Это именно ощущение тяжести, соотетствующее смыслу: высокая температура и полубред. Жирный плюс автору.
Такое ощущение, что скоро
Контраст: первые две строки – тяжёлые, даже слегка мрачно-торжественные, и тут – конструкция из современной разговорной речи. Не придираюсь. Просто отмечаю факт.
В другое измерение уйду.
Надеюсь, имеется в виду всё-таки не смерть. Но факт, что даже в лучшем случае ЛГ плохо.

Горю. Всё слиплось в глотке от малины,
Ударное «всё» на безударной позиции. Можно было бы пытаться придраться, что всё и правда слипается (всёслиплось), но придраться получается плохо. Нормальная конструкция.
Таблеток тоже явный передоз.
Вот, опять предельная разговорность. Хотя передоз в таком описании наводит на мысль, что бред – отчасти от таблеток. Что же это за таблетки?
С утра до ночи день ужасно длинный,
Казалось бы, странная строка. Но что она передаёт? Бред. Именно своим каким-то полудетским строением она передаёт бред ЛГ. И даже тире бы я не ставил, его отсутствие усиливает впечатление.
А за окном железка. Стук колёс.
А здесь тире перед железкой (ещё одно просторечие) кажется уместным.

Там хлещет дождь, там холодно и сыро,
А мне б сбежать туда, где солнца свет.

Созвучие «бсб» читается чуть тяжеловато, но не криминал.
Спросить бы у билетного кассира
«Билетный кассир» – на мой взгляд, конструкция в повседневной речи (и, как следствие, в стихотворении) избыточная. Слово «билетный» – лишнее.
В другое измерение билет.

Всё бросить в спешке, сесть на поезд скорый
Тут мне кажется случайным слово «спешка». Даже «к чёрту» (хотя я не стал бы предлагать такой вариант) было бы гармоничнее.
И в параллельный мир на сотни лет!..
Здесь вопрос вызывают сотни лет. Почему именно сотни? Неужели речь о теории перевоплощений и интервале между инкарнациями? 😀 Словом, эта строка кажется мне небеспроблемной.
Температура, жар почти за сорок.
С «почти за сорок» не соглашусь. В первой строфе было «почти что сорок», это понятные слова. «Уже за сорок» – тоже. А что такое «почти за»? Это либо сорок, либо почти сорок, так ведь? На мой вкус, сочетание слов неудачное и легко исправимое, надо бы поправить.
И, как назло, билетов тоже нет.

Что ж, нашлось совсем немного. Наличие откровенно разговорных оборотов – видимо, сознательное решение автора, упрекнуть трудно. В части ритма и рифмы придраться вообще ни к чему толком не удаётся. Передача ощущения бреда – прекрасная. Хочется отдельных правок. Наверное, хочется и ещё какого-то более глубокого смыслового пласта, своего рода «второго (или третьего) дна». Но есть и ощущение, что задачу, которую автор перед собой ставил, выполнить удалось.

Денис Игоревич, «Луч»

Четырёхстопный ямб, АбАб.

Во мне мельчает добродетель,
Строка понятна.
Покрыло копотью густой,
Первый вопрос. Кого именно покрыло? Героя? Добродетель?
Набросил мрак густые сети,
Не вырисовывается, на кого (или на что)? После непонятности с тем, кого покрыло, становится непонятно и то, на кого набросил.
Ведя со светом лютый бой.

Да там и света лишь частица –
Где именно «там»? В добродетели? Под наброшенным мраком? В душе ЛГ?
Иссякнет скоро навсегда;
К чему прикажите стремиться,
Когда отступится звезда?

Последние две строки порадовали. Что-то смутно напоминают, но вспомнить не могу. Только, конечно, «прикажете».

Я был холодный как фундамент,
Конструкция валидна. Можно написать и «холодный», и «холодным».
Как мрачный, серый монолит,
Запятая между мрачным и серым излишня.
Теплом который не одарят,

Рифма современная, поддержана созвучием опорного согласного при неточности концевого созвучия. Олевевшая, другими словами. Чуть смущает перестановка слов («теплом который»). Наверное, последняя запятая не нужна, однородные придаточные.
И что бездейственно стоит.
Слова необычные, строение фразы формально правильное, но диковинное. Однако есть и что-то парадоксально притягательное в словах, при рассмотрении в духе творчества обэриутов эта строфа внезапно становится почти шедевром. Только задумывал ли это автор?

Но либо солнце, либо пламя
Либо солнце, либо пламя… Если бы в тексте ранее шла речь о солнце и пламени (или хотя бы можно было предположить их наличие), так написать было бы естественно. Здесь же ничего подобного нет. Звучит странно.
Во мне родило вдруг порыв,
Какой именно порыв? Увы, продолжение не объясняет этого.
И тварь отравленная, злая
Стоп, откуда тварь и какая именно? Да ещё и «тварь отравленная» (запятая, кстати, кажется лишней). Дальнейший текст суть загадочного зверя в полной мере тоже не раскрывает.
Ушла, калитку не закрыв.
Линия сюжета восстановима, но смыслы начинают ускользать. С тварью – ясно, что точно не понять, и ясно, что можно предположить, но что за калитка-то тут? Если она введена только как признак того, что дорога назад для твари открыта, то почему именно калитка?

Она вернётся, без сомнений,
Она же помнит все места,
Она – ехидный, подлый гений,
Ударит больно без хлыста.

Смотрю на четверостишие – и не знаю, что сказать. Каждое слово, можно сказать, антилитературно («Она же помнит все места», «ударит больно без хлыста»…). Мне даже не кажется продуктивным вычленять и объяснять отдельные странности. Но в этом опять что-то есть!

Но ран не будет, знаю ныне,
Ведь со спины моей оплот –
Тире вряд ли уместно.
Предотвратит чреду уныний,
И что за оплот со спины (удивительное словосочетание!!!), который предотвратит чреду уныний???
И луч надежды привнесёт,
Строфа – ещё один потенциальный шедевр полуабсурда в стиле ОБЭРИУ.

Подсветит тёмные пещеры,
Которых тысячи во мне;
А тьму, растущую без меры
Рассеет мягкостью огней.

И тут я вижу что-то варварски прекрасное… «Тёмные» и «тьму» – не очень бросающееся в глаза, но повторение корня.

Я постараюсь, чтоб он позже,
«Чтобон» («штопан»?) – «Я постараюсь, штопан позже». Слипание. Почему вдруг именно «позже»? Имеется в виду, наверное, «и дальше»?
Пылал не хуже чем сейчас –
Запятая перед «чем».
И луч ответно мне поможет
Поступком или силой фраз…

Я постараюсь, он – ответно (!) – поможет. Допустим. Но как же всё непросто! Тут и луч поможет поступком или силой фраз, и «и чтоб он пылал»…

Надо сказать, прочтение стихотворения вызывает удивительное ощущение: слишком велик диссонанс. С одной стороны — уверенные рифмы, почти полное отсутствие ритмических/звуковых ошибок и явное присутствие в стихе музыки. С другой – постоянное внедрение труднообъяснимых героев/предметов, странное строение фраз, шокирующе неловкое словоупотребление, которое, кажется, нарочно не придумать. У меня даже местами начинает возникать ощущение, что это такой приём, что несомненная бредообразность текста – своего рода творческий метод, что она нарочита и создана сознательно. Но всё-таки, наверное, нет. Тем не менее, смысл в стихотворении проступает, и всю суть можно ухватить. Возникает даже желание рассматривать его примерно как стихи обэриутов. И если рассмотреть, то строфы три начинают звучать почти как шедевр.

Подведём итог. Пожалуй, это одно из самых странных стихотворений, которые я разбирал здесь. Есть два варианта. Либо у автора не получилось в полной мере упихать смысл в форму (т.е. все странности – только от нехватки техники), и в этом случае надо просто постепенно учиться это делать (по трудноуловимым деталям есть подозрение, что в учёбе есть смысл). Либо это что-то с двойным дном (или, если хотите, с «фигой в кармане»), и тогда, пожалуй, проблема в том, что не каждая строфа удалась в полной мере, и стихотворение слишком легко принять за наивную попытку новичка, хотя таковой оно, в случае сознательно сконструированной бредовости, не является.

Я всё же склоняюсь к первому варианту. Но даже если и так, чем-то в тексте я заинтересован.