19.11.2015: Андрей Рожков, Таша*)


Для начала представлюсь тем, с кем ещё не знаком, хотя надеюсь, что знаком здесь уже со многими. Петербуржец, программист по профессии. Своей сильной стороной считаю многолетнее (около четверти века) увлечение поэзией и теорией стиха, книги по которой долгое время были у меня настольными. Вообще полагаю, что для продуктивной деятельности пишущему стихи (и, конечно, критикующему) нужно обязательно осмыслить для себя опыт как минимум всех наиболее значимых поэтов последней пары веков (то есть за весь период, в который русская поэзия имеет привычные нам формы). Сам же стихи долгое время почти не писал, пока вдруг они не прорвались наружу, меня толком и не спрашивая.

Если говорить о вкусах в поэзии, то люблю разное, но Гумилёва, Волошина, Пастернака и Даниила Андреева, наверное, больше всего. Очень ценю поэзию, которую назвал бы мистической. Под мистической при этом понимаю не ту, которая обладает внешне мистическим содежанием, а ту, которая скрывает в междустрочии некое совершенно не сводимое к логике послание читателю.

Авторы разбираемых сегодня работ хотели, чтобы критиковала их работы Роксана, однако так вышло, что Роксану в роли критика сменяю я. Соответственно, до нового сбора заявок я буду обрабатывать те, которые были адресованы ей. Приношу свои извинения, если это не соответствует Вашим ожиданиям. Если не хотите, чтобы я критиковал Ваши работы, пометьте/исправьте, пожалуйста, свои комментарии в сборе заявок так, чтобы было ясно, с кем из критиков предпочитаете иметь дело.

Теперь, поскольку это первый раз, когда я выступаю здесь в роли штатного критика, сразу поясню, как подхожу к вопросу. Сначала характеризую выбранную автором форму (обычно описываю размер, строфу и т.п.). Потом прямо в тексте стиха кратко описываю дефекты, которые вижу (ничего не смягчаю, действую по методу акына, «что вижу, о том пою»). В этой части подход достаточно формальный. В конце стараюсь дать общую оценку и какие-то рекомендации. Обидеть не стараюсь, задеть не хочу, если счёл Ваше стихотворение неудачным, это не значит, что счёл Вас неудачником. Критикуют стихи, не автора, стараясь указать удачи и слабости его работы, подтолкнув к развитию. Поэтому пишу всё, что думаю, честно. Ошибаться местами могу, на истину в последней инстанции не претендую, стихи вообще есть материя тонкая и деликатная, но, надеюсь, в целом мои замечания будут полезными. Договорились? Вот и славно.

Далее. В критике я не разжёвываю самые элементарные термины (ямб, хорей, стопа, женская/мужская/дактилическая рифма и т.п.). Для того, чтобы критика имела смысл, надо, чтобы критикуемый освоил элементарную терминологию сам. В идеале для этого хорошо бы читать книги по теории (а начинать советую с антологии «Мысль, вооружённая рифмами» Холшевникова). Как краткую выжимку могу порекомендовать свою серию заметок о рифме и пока не оконченную серию о ритмике. В самом деле, если в каждом разборе пояснять всё на пальцах (например, что вот тут «туДУМтуДУМ» вместо «ТУМдумТУМдум»), это никуда не годится. В дебри теории не полезу, но азы совершенно необходимы.

«Но мы, однако, заболтались, дорогой мой, а публика начинает скучать.» Всё. Переходим к делу.

 

Андрей Рожков, «Фонари»

Анапест, балладная строфа 4+3+4+3 стопы, рифмовка аБаБ. В четырёхстопных стихах есть цезура посередине. И в целом реализовать этот ритм и строфу автору удалось.

Не горят много лет на душе фонари —
Пожалуй, сразу есть вопрос. Фонари, горящие на душе, кажутся чем-то не вполне естественным. Образ, конечно, ясен, а по замыслу и ярок. Но на душе бывает хорошо и плохо, пасмурно, грустно и т.п. Горение на душе фонарей порождает в том числе и странные мысли. Может быть, «в душе» было бы точнее? Или «фонари души»? <<Много лет, как погасли души фонари>>? В общем, явно помидора не кину, но лёгкое ощущение  дисгармонии промелькнуло. Что есть душа? Что-то типа пространства, в котором фонари горят? Или же что-то типа корабля, транспортного средства, на котором фонари горят? Или здания, окружённого фонарями? Правильное выражение от этого зависит. Что нарисовал себе автор, то и надо описывать.
Ты последний разбила случайно.
Я живу в темноте — мрак кромешный внутри
«Мрак кромешный» — не грубый, но фонетический сбой, два К подряд. Опять — не кину помидор, такое созвучие бывает и у классиков (с ходу могу привести примеры из Пастернака и Ахматовой), но всё же отметить надо. Если уж такую вещь себе позволять, надо её осознавать.
Порождает глухое молчанье.
А рифма достойна! Богатое и неточное созвучие.

Осветить нечем мне без того трудный путь,
Тяжело ритмически. Сверхсхемные ударения на послеударных слогах допустимы, но, наверное, не на каждом. «Нечем мне» — и фонетически не идеально, «нечемне». Можно, скажем,  так: «Чем теперь осветить мой безрадостный путь?»
Пробираюсь на ощупь куда-то,
Те былые деньки нам, увы, не вернуть —
Мы прошли ту черту невозврата.
Какую «ту»? Вдобавок только что было «те». Надо перефразировать, избавляться от этого слова. Ещё кажется шероховатостью соседство однокоренных «вернуть» и «невозврат» с несколько взаимодублирующим значением.

Что мне делать теперь? Продолжаю брести
«Что же дальше? Но я продолжаю брести»?
И, в надежде на ощупь шагая,
Тут неоднозначность синтаксиса. Надежда на ощупь? Шагая на ощупь? Смысл, который автор вкладывал, ясен, но чёткость стиха страдает и от этого. Кроме того, «на ощупь» уже было строфой выше, повтор.
Верю искренне, что где-то там, впереди — (тире, кстати, лишнее)
«Что где-то там» с ударением на «что» тяжеловато.
Фонари мне починит другая.
Последняя строка, на мой взгяд, пострадала от образа починки фонарей. Он, конечно, не однозначно неуместный, но ухо цепляется за него. Вот если бы было про то, что зажжёт… Кроме того, есть некоторая сложность отнести слово «другая» именно к надежде. Или починит их другая, а не та, с которой прошли черту невозврата?

Подведём итоги. Есть некоторые тяжёлости фонетические и ритмические, но в умеренных количествах. Есть образы, которые не кажутся мне чёткими. Но есть и интересные моменты — рифмовка радует, образы в целом, пусть и нуждаются в уточнении, не кажутся пустыми и надуманными, с ритмикой автор тоже справился неплохо. Надо шлифовать дальше, пожалуй, обещает быть хорошо. И мне кажется, что, если рассмотреть это стихотворение как этап обучения, то в нём есть хорошие тенденции и намёк на большее. Поглядим.

 

Таша*), «Фарфоровые куклы»

Четырёхстопный ямб с рифмовкой АбАб. Правда, по ходу стихотворения женские рифмы один раз сменяются дактилическими: A’бА’б, а один раз женские и мужские меняются местами. Наконец, перед финалом ямб становится пятистопным.

Как книгу жизнь свою читаем,
Сочетание «каК Книгу» — два К, фонетически не идеально. Да и образ чтения жизни как книги слишком захватан, чтобы оставлять хорошее впечатление.
В ней много вырванных листов.
Себя из пазлов собираем,
Собирать себя ИЗ пазлов? Как пазлы, как пазл — понимаю. Но ИЗ пазлов? Ведь пазл — картинка, а не элементы, из которых она составлена.
В друзья берём своих врагов.
Рифмы в четверостишии исключительно грамматические, а первая — и вовсе глагольная. Никакой компенсации в виде усиления созвучия.

Мы часто что-нибудь теряем
И часто чуда ждём взамен.
Взамен потерянного? Мысль не до конца ясна.
На ложь друг друга проверяем,
Что имеется в виду? Что не верим друг другу и проверяем? Или намёк на то, что лжём и ложью проверяем?
Берём чужие чувства в плен.
Вторая рифма — не грамматическая, но первая — снова глагольная, правда, с совпадением опорного согласного.

В нас искренности нет давно,
«Нас» теряет ударение и слипается с последущим словом. Не криминал, но некоторый нежелательный эффект есть. Фонетически не идеально: неТ-Давно.
Себя мы в кокон затворили
Затворение в кокон — экзотическое сочетание слов. Затворов в коконе нет. В конце строки нужна запятая, сложносочинённые с союзом И.
И на других нам всё равно,
На других не может быть «всё равно». На других может быть наплевать, а «всё равно на кого-то» — очень странный оборот.
На ключ сердца свои закрыли.
Образ стандартен до полной истёртости.
И опять все рифмы грамматические, и опять одна глагольная. Плюс женские и мужские рифмы поменялись местами.

Мы все фарфоровые куклы…
Чувств на лице не разобрать!
Взгляды на жизнь стали безумны…
Рифмы нет, или, как говорят некоторые, «ассонанс». Кроме того, ритмика этой строки странная. Под видом ямба идёт конструкция ! — — ! ! — — ! — . И если на первой стопе ритмическая вариация обычно допустима (хотя и тут есть соблазн прочесть «взглядЫ», так что, боюсь, и этого делать не стоило), то переворачивание третьей стопы — явно неудачное решение, читается «сталИ», чего допускать не следует. В общем, в этой строке ритм сломан.
За цель готовы глотки рвать!
Мысль ясна, но выражение её рождает смутный вопрос. «Ради цели» — да. В простом «за цель» всё-таки предполагается, что есть какая-то конкретная цель, которая известна читателю, здесь же речь о цели вообще. Рифма — глагольная.

Мы мерим всё благополучием,
Душа в цене своей упала…
Поступок теперь – дело случая!
Ритм… Читается «тЕперь». А достаточно хотя бы переставить слова: «тепЕрь поступок».
И мир на острие кинжала!
С кинжалом не очень понятно. Имеется в виду, что мир может рухнуть от всего этого безобразия?
В этой строфе удались рифмы, хотя в нечётных строках они и стали дактилическими из женских. Грамматических рифм нет, первая — богатая и неточная.

…Постойте! Что же мы творим?!
Бессмысленно так век свой проживаем…
Лишняя стопа в строке, и отклонение не мотивировано содержанием. Дальше везде будет пять стоп.
Похожи на бесчувственных тварин!
«Тварина» — слово, звучащее несколько сниженно. Уместно ли? Рифма олевевшая, но, в общем, допустимая, хотя, конечно, не классическая.
Вокруг себя разруху порождаем. 

Давайте прекратим этот бардак!
«Этот» — не вписывается в ритм, читается «этОт». «Бардак» — очень разговорное и просторечное слово, когда применяется для обозначения беспорядка.
Вернём в поступки наши человечность!
Поможем без корысти…Просто так…
А кому поможем? В стихотворении как будто нет объекта для помощи.
Подарим миру шанс на эту вечность…
На эту? Какую именно? Непонятно.

Стихотворение кажется мне неудачным. Одномерный и лозунговый смысл («Хорошо делать хорошо и быть человечными, белое бело, чёрное черно». Нет, разумеется, это верно, но есть ли здесь основа для стихотворения? Чтобы появилась, надо посмотреть шире и глубже, должен присутствовать повод для развития, вывод должен рождаться, и желательно, чтобы не самым тривальным образом.). Захватанные образы (жизнь как книга, например). Боюсь, получается его рассмотреть только как упражнение в версификации. По технике самые очевидные советы:

  1. Уходить от лёгких решений в рифмовке. Уменьшить количество грамматических, а тем более глагольных рифм.
  2. Бережнее отнестись к ритмике ямба и не превращать его стопы в стопы хорея, меняя ударный и безударный слоги местами. Это вопрос только навыка и опыта, кое-где достаточно переставить слова, кое-где — незначительно переформулировать мысль.
  3. Аккуратнее соблюдать регулярность в стихе — чередование видов рифм (какое выбрано), стопность и т.п. Естественно, это рекомендация не универсальная. Есть два варианта отклонений от любого порядка — единичные (и они очень сильно выделяются) и частые/постоянные (в этом случае, например, число стоп в стихе и рифмовка меняются постоянно). Частые — просто особенность построения, когда хаос — основа порядка. А речь у нас идёт о том, что разовые изменения должны быть неспроста (мотивированы содержанием, логикой развития, необходимостью резко подчеркнуть что-то и т.п.).