Ритмика русского стиха для чайников, ч. 1


Оглавление
Часть 2->

Когда мы задумываемся, чем поэзия отличается от прозы, на ум обычно приходят две вещи, ритм и рифма. И если рифмы может вообще не быть (белые стихи), то уж ритм-то в том или ином виде присутствует в стихах всегда, и именно он является главным отличительным признаком стихов. Правда, то, в каком виде ритм присутствует, может меняться, и даже в современном русском стихосложении сосуществуют разные подходы к нему.

Ритм стихотворения, возможность выделить в нём пульсацию сопоставимых между собой фрагментов, часто присутствует параллельно на нескольких уровнях. Например, разбивка стихотворения на строфы и отдельные стихи (кстати, слово «стих» как стиховедческий термин значит одну строку стихотворения, что отличается от разговорного значения данного слова) — это тоже элементы ритма (к слову, в свободном стихе, т.н. верлибре, этими элементами всё может и заканчиваться). Но чаще всего ритм присутствует и внутри каждого стиха, и в основном об этом ритме мы для начала и поговорим.

Вообще на свете, как известно, много языков, в каждом, наверное, так или иначе существует поэтическая речь, а значит, и ритм поэтической речи. Но сами языки при этом заметно отличаются друг от друга, вследствие чего и принципы, по которым строится ритм стиха, различны. Говорят, что существует несколько систем стихосложения, различаемых именно по тому, что положено в основу ритма стиха.

У древних римлян и греков слоги делились на короткие и длинные. Поэтому немудрено, что созданная ими система стихосложения предполагала ритм, построенный на упорядоченном чередовании длинных и коротких слогов. Такая система стихосложения (на длительностях) называется метрической. Естественно, в русском она просто не может применяться, хотя многие термины (например, названия стихотворных размеров и стоп) были придуманы именно для метрической системы, а нами заимствованы и использованы заново с новым смысловым наполнением.

В некоторых языках в слове есть то, что мы называем ударением. При этом в одних положение ударения в слове жёстко зафиксировано (во французском — на последнем слоге, в польском — на предпоследнем), а в других ударение плавает, причём зачастую значимо, то есть от перестановки ударения иногда меняется смысл (и русский язык именно таков). Там, где ударение жёстко зафиксировано, родилась так называемая силлабическая система стихосложения, в которой считают слоги в стихе без (или почти без, кое-какие тонкости вроде внутренней паузы — цезуры — и привязанного к ней ударения могут быть) учёта ударений. Это немудрено: если ударение мало что значит, то оно и не слишком подчёркивается в речи, вследствие чего основывать на нём ритм было бы странно.

Самое смешное здесь то, что когда зарождалась русская книжная поэзия, формы стиха заимствовались, причём в основном из польского языка, вследствие чего до конца первой трети XVIII века в книжной поэзии господствовала именно силлабическая система стихосложения (можете почитать жившего в начале XVIII века Антиоха Кантемира, это, вероятно, вершина русского силлабического стиха). Сейчас нам уже трудно даже понять, как это звучало, разве что петь или скандировать слоги равными длительностями. Слишком уж противоестественна для русского языка такая система стихосложения, слишком явно в русской речи выпирают ударные слоги, слишком привыкли мы воспринимать ритм в первую очередь по ритму ударений.

Реформа русского стихосложения произошла в XVIII веке, и первым реформатором был Тредиаковский. Именно с него пошло построение ритма на чередовании ударных и безударных слогов, и именно он писал первые русские ямбы и хореи. Не надо, впрочем, думать, что систему эту он придумал от начала до конца, речь скорее идёт об адаптации системы стихосложения из более похожих на русский (в плане значимости ударений) языков, хотя бы из английского и немецкого. Ту систему стихосложения, которую ввёл в обиход Тредиаковский и которую активно развивали Ломоносов и Сумароков, мы сейчас называем силлабо-тонической. По сути, она основана на сочетании счёта ударений и слогов. Стих складывается из равных (по числу слогов) стоп, в каждой из которых ударение тяготеет к одной и той же позиции. Заметьте, именно тяготеет, т.к. отклонения от схемы в стихе присутствуют почти всегда. Поэтому говорят о сильных и слабых слогах, а не просто об ударных и безударных. Сильные слоги — те, к которым тяготеет ударение, часто они выделены даже в том случае, если ударение пропущено. Со слабыми наоборот, они тяготеют к безударности, и даже если ударение на слабый слог всё же падает, чаще всего оно при чтении несколько скрадывается.

Возьмём, к примеру, ямб — размер стиха, составленный из двухсложных стоп, где ударение в стопе тяготеет ко второму слогу:

Открылась бездна, звезд полна
Звездам числа нет, бездне — дна.

В этом примере всё строго, чётные слоги — ударные, нечётные — безударные (слово «нет» может считаться не имеющим самостоятельного ударения, такое слово, потерявшее в сочетании с соседями ударение, называют «клитика»). Но, посудите сами, средняя длина русских слов больше двух слогов, а если учесть союзы, предлоги и прочую мелочь, самостоятельного ударения чаще всего лишённую, то средняя частота ударений ближе к 1/3. Чтобы поставить ударения на каждом сильном слоге ямба, придётся, во-первых, сильно постараться, во-вторых, использовать слова не длиннее трёх слогов, в-третьих, из трёхсложных получится вставить в стих только те, у которых ударение приходится на второй слог. Разумеется, всё время так писать невозможно, естественной поэтической речи не получится никак (Ломоносов пробовал, но быстро бросил). Поэтому в реальности в русском стихе в двухсложных размерах часто пропускают ударение:

Мой дядя самых честных правил, (здесь все ударения на месте)
Когда не в шутку занемог, (есть пропуск в «занемог»)
Он уважать себя заставил (ещё и «лишнее» ударение на «он»)
И лучше выдумать не мог. (тут снова пропуск)

Но, что бросается в глаза, ритмика всё равно воспринимается, и пульсация сильных и слабых слогов никуда не делась, хотя реальные ударения стоят не вполне по схеме. В этом месте мы подходим к характерному для русского стиха различию метра и ритма. Метр — это схема расположения сильных и слабых слогов, некий шаблон, по которому построен ритм стиха. Ритм — это уже реальность стоящих в стихе ударений, от метра зачастую заметно отличающаяся.

Таким образом, силлабо-тоническая система стихосложения предполагает, что каждый стих в стихотворении составлен из повторяющихся стоп с одним сильным слогом в каждой, а стопы одинаковы по числу слогов. Есть, правда, некоторые тонкости, которые пока остались за пределами нашего понимания, но о них мы поговорим в другой раз.

Но, кроме силлабо-тонической, в русской языке сейчас активно живёт и другая, т.н. чисто тоническая система стихосложения, в которой равных стоп нет. Возьмём пример из Саши Чёрного:

Шаткие лари, сколоченные наскоро,
Холерного вида пряники и халва,
Грязь под ногами хлюпает так ласково,
И на плечах болтается чужая голова.

Вы спросите: что же это такое? Ритм вполне прослушивается, но отчётливо ударные слоги стоят каким-то непонятным образом: то между ними один безударный слог, то два или три… И если последние две строки можно как-то пытаться впихнуть в знакомый нам ямб, то первые две эту попытку обессмысливают, так как не лезут уже ни в какие ворота. Выделить что-то, напоминающее равные стопы, совсем не выходит.

Но в то же самое время заметно, что определённый порядок в стихах есть, например, отчётливых ударений в каждом стихе ровно четыре. Это уже форма, переходящая к чисто тонической системе (которую называют ещё акцентным стихом). Основной ритм здесь строится на счёте сильных слогов, но не на счёте слабых, количество которых может меняться в широких пределах. Причём конкретная строфа — ещё не самый ритмически расшатанный вариант такого стиха, а всего лишь переходная форма к нему, колебания числа слабых слогов между сильными не так уж велики.

Подведём итоги. В ритмике русского стиха (во всяком случае, на самом нижнем её уровне, т.к. есть и более высокие — ритм, создаваемый членением текста на стихи, строфы, наконец, главы и части, если произведение крупное) определяющую роль играет ударение. Обычно в стихе не до конца совпадают метр (шаблон, по которому построен ритм ударных и безударных слогов) и ритм (реальный рисунок ударений). Если не брать во внимание исключение, которым является верлибр, сосуществуют две основные системы стихосложения — силлабо-тоническая, популярная в классической русской поэзии с XVIII века, и чисто тоническая, получившая, наряду с силлабо-тонической, распространение в поэзии современной (правда, в русской народной поэзии и в стилизациях наподобие пушкинской «Сказки о попе и о работнике его Балде» чисто тонический стих тоже встречается). В силлабо-тонической стих состоит из стоп, равных по числу слогов, а в чисто тонической длина стоп расшатывается, так что о стопах обычно уже не говорят.

Это пока грубая схема. Например, в неё плохо ложатся логаэды (преинтересная и популярная в XXI веке штука, о которой мы позже непременно поговорим: в логаэдах рисунок силных и слабых жёстко фиксирован, как в классической силлабо-тонике, но вот равных стоп нет). А в следующий раз мы поговорим о силлабо-тонических размерах и некоторых более тонких деталях их устройства.

Часть 2->