Ритмика русского стиха для чайников, ч. 3


Оглавление
<-Часть 2 Часть 4->

Для начала разберёмся с домашним заданием с прошлого раза.

  1. Совершенно классический для шекспировских сонетов пятистопный ямб, чередуются мужские и женские рифмы.
  2. Пятистопный хорей. Ничем, в общем, не усложнённый, если не считать одной мелочи: в чётных стихах рифмы мужские, а вот первый и третий связаны неравносложной рифмой. Соответственно, слово «выгравированы» создаёт длиннющую (пятисложную!) клаузулу, хотя рифмующееся с ним слово «сыграна» — всего лишь дактилическую. Но суть дела в том, что клаузула на размер и стопность не влияет. Хотя в принципе подобная рифмовка более характерна для акцентного стиха, в силлабо-тонике она тоже иногда применима.
  3. Трёхстопный хорей с чередованием мужских и женских рифм.
  4. Шестистопный ямб, мужские и женские рифмы чередуются.
  5. Хорей, причём чередуются строки четырёхстопного хорея с женскими клаузулами и строки трёхстопного хорея с мужскими. Такая строфа (4 стопы, 3 стопы, 4 стопы, 3 стопы) вообще довольно распространена, здесь приводится как пример размера с изменяющимся числом стоп. Заметьте, что в данном случае стопность изменяется по достаточно простому закону, а бывают вольные хореи и ямбы, в которых количество стоп в стихе вообще произвольно, особенно такой размер популярен в баснях.

Теперь попробуем немного углубить понимание двухсложных размеров и осознать несколько более сложный пласт материала. Другие размеры нас пока не так волнуют: то, что поймём на двухсложниках, по большей части останется с нами и дальше.

Первая вещь, которую важно понять, это цезура. Цезура — это пауза посреди стиха, делящая его ритмически на части, мы будем обозначать её вертикальной чертой: |. Если мы вернёмся к строфе из «Пьяного корабля» Артюра Рембо, вернее, к строфе из перевода этого стихотворения Давидом Самойловым, которая была у нас в домашнем задании, то увидим, что каждый шестистопный стих как бы распадается на две трёхстопных части, между которыми есть пауза:

Я видел небеса, | что спятили давно,
Меж звёздных островов | я плыл с астральной пылью…
Неужто в тех ночах | ты спишь, окружено
Златою стаей птиц, | Грядущее Всесилье?

Такая ритмическая особенность называется «устойчивая цезура на третьей стопе» (цезура — пауза, устойчивость значит, что она присутствует не в единичных стихах, а в каждом, наконец, «на третьей стопе» говорит, что стоит она после третьей стопы размера). Причём это не есть обязательное членение стихов любого шестистопного ямба, хотя обычно шестистопный ямб всё-таки имеет цезуру на третьей стопе, слишком уж это длинный и громоздкий размер.

А вот уже шестистопные хореи с цезурой у Пастернака (заметьте, что цезура тут стоит даже не по границе стопы, что необычно, это уже не цезура на третьей стопе, а цезура посреди третьей стопы; правда, справедливости ради скажу, что цезура эта в дальнейшем развитии стихотворения местами не выдерживается, но в первой строфе она подчёркивается даже внутренними рифмами):

Не поправить дня | усильями светилен,
Не поднять теням | крещенских покрывал.
На земле зима, | и дым огней бессилен
Распрямить дома, | полёгшие вповал.

И хореи без неё (тут нет такого места в стихе, на которое бы устойчиво падал словораздел, так что об устойчивой цезуре речи, само собой, не идёт):

Где ты, лето, промелькнувшее и скрывшееся…
О печали и об осени твердя,
Ниспадает на рыжеющие крыши
Откровение октябрьского дождя.

В пятистопном ямбе цезура тоже часто появляется (это Пушкин), обычно на второй стопе:

Кто видел край, | где роскошью природы
Оживлены | дубравы и луга,
Где весело | синеют, блещут воды,
Роскошные | лаская берега…

Иногда кажется, что по цезуре стих можно было бы разрезать надвое (особенно если учесть, что устойчивая внутренняя рифма, если есть, в стихе как раз по цезуре и расположена), но тут всё-таки важна воля автора. Цезура — не столь чётко выделенная граница, как конец стиха, и обычно разрезка стихов по цезуре заставляет их звучать и восприниматься чуть иначе. Вот, скажем, у Брюсова:

Близ медлительного Нила, | там, где озеро Мерида, | в царстве пламенного Ра,
Ты давно меня любила, | как Озириса Изида, | друг, царица и сестра!
И клонила пирамида | тень на наши вечера.

Эти длинные стихи можно было бы разрезать и получить довольно привычное восьмистишие, даже рифмы бы были в конце каждого из восьми стихов. Но автор так не сделал, оставив в первых двух стихах сразу по две цезуры, а в последнем — одну. Видимо, он счёл важным подчеркнуть, что паузы в местах цезур менее значимы, чем в концах стихов. Тем самым он дал определённую подсказку, как именно стихотворение, по его замыслу, надо читать. Тут можно проследить параллель с музыкальными размерами (заранее прошу прощения у тех, кто не знаком с этой терминологией, можете просто пропустить конец абзаца). Есть размер 2/4 и размер 4/4. До известной степени можно считать, что такт 4/4 легко заменяется на два такта 2/4, поскольку доля в середине такта 4/4 — тоже сильная (сильные — первая и третья). Но всё-таки замена не вполне эквивалентна, поскольку находящаяся в середине такта 4/4 третья доля выделяется гораздо менее отчётливо, чем первая, расположенная в начале такта. Примерно так и тут.

Надеюсь, идею цезур как таковых я в целом изложил. Осталось разобраться с так называемыми усечёнными и нарощенными цезурами. Иногда в месте цезуры выпадает слабый слог, это усечённая цезура (тут, правда, есть вопрос, рассмотреть ли стих как логаэд или как шестистопный хорей с усечённой цезурой, но, во всяком случае, термин «усечённая цезура» употребляют часто):

Ни чужим морям, | ни далёким странам
! — ! — ! | ! — ! — !

Не увлечь души | нашей за собой.
! — ! — ! | ! — ! — !

А нарощенная цезура — явление того же порядка, но только вместо выпадения слабого слога добавляется «лишний»:

Дальние дороги да вольные напевы,
! — ! — ! ! — ! — !
Посвисты лесные да шелесты листвы…
! — ! — ! ! — ! — !

Подведём итоги. Сегодня мы занимались цезурой (на примере изученных ранее двухсложных размеров) — паузой внутри стиха. Договорились, как будем её записывать, попробовали на вкус в нескольких примерах, даже определились с цезурой усечённой и нарощенной. Пожалуй, для одного раза достаточно. Попробуйте на досуге повспоминать свои любимые стихи ямбом и хореем и поискать в них устойчивые цезуры. Просто для понимания и закрепления. В следующий раз мы будем осознавать различия метра и ритма и разбираться, где в двухсложниках бывают отклонения от схемы и какие, а также начнём думать о том, какие отклонения порождают ритмические корявости, а какие вполне допустимы и уха не режут. А на сегодня всё.


<-Часть 2
 Часть 4->